История



Период с 1909 по 1924 годы

 

Общественные движения врачей в XIX веке

Предтечей современных научных обществ можно считать «Вольное экономическое общество», созданное в 1765 г. по инициативе ученых. Общество с первых дней существования уделяло много внимания пропаганде гигиенических знаний и оспопрививанию, а с 1830-х гг. — борьбе с детской смертностью. Во второй половине XIX в., вплоть до 1890-х гг., общество являлось руководящим центром по оспопрививанию.

До конца 1850-х - начала 1860-х гг. в России существовало несколько обществ врачей.

1 - Общество соревнования врачебных и физических наук при Московском университете, основанное в 1804 г. и переименованное в 1845 г. в Физико-медицинское общество при Московском университете. По утвержденному уставу его членами могли быть все профессора и преподаватели университета без представления особых трудов.

2 - Виленское медицинское общество, основанное в 1805 г. Главные вопросы, которые в нем разбирались,— санитарное состояние г. Вильно, распространение оспопрививания, борьба с холерой.

3, 4, 5 - Общества практических (немецких) врачей в Москве, Петербурге (1819) и Риге (1823), состоявшие из узкого круга врачей и печатавшие свои протоколы на немецком языке.

6 - Варшавское медицинское общество (1821).

7, 8 - Общества киевских (1840) и одесских (1844) врачей.

9 - Общество русских врачей в Петербурге, основанное по замыслу небольшой группы врачей в 1833 г. и с 1856 г. начавшее публиковать регулярно свои протоколы;

10 - Санкт-Петербургское фармацевтическое общество (1818).

Перечисленные выше общества обладали одной характерной чертой: они были созданы «по высочайшему повелению» узким кругом лично общавшихся лиц, без широкой пропаганды своих программ.

Были и другие попытки создать «казенную общественность». Это губернские, уездные и больничные комитеты общественного здравоохранения. Однако, по существу, не имея никаких прав, эти комитеты не только не оказали какого-либо положительного влияния на борьбу за здоровье населения или при борьбе с эпидемиями, но зачастую даже тормозили дело бюрократической перепиской. О них вообще мало кто знал. Свидетельства такого положения во множестве сохранились на страницах общей и медицинской прессы.

Ко дню официального открытия Общества русских врачей в Москве оно насчитывало 26 членов, однако быстро росло и к 1 января 1862 г. состояло уже из 55 человек. В 1860 г. было проведено 22 заседания, на которых было заслушано 216 сообщений. Общество жило полнокровной жизнью. Лишь через 1 год 8 месяцев после подписания проекта устава, 15 июня 1861 г., состоялось официальное открытие общества.

Общество русских врачей в Москве — первое объединение врачей, боровшееся за развитие общественной медицины в России. И это первое в России общество, известное широкой массе врачей, сочувствовавших его целям и в разных формах принимавших участие в его деятельности. Оно явилось центром, в котором находили поддержку многие общественные начинания отечественных врачей. По его образцу было создано более 50 провинциальных, губернских медицинских обществ. Общество явилось колыбелью съездов русских естествоиспытателей и врачей. От него впоследствии отпочковались многочисленные специальные медицинские общества — терапевтов, хирургов, гинекологов, офтальмологов и др.

Несомненны количественные и качественные изменения, произошедшие в обществах русских врачей в конце 1850-х — 1860-х гг. В России возникли десятки новых губернских обществ русских врачей. Документально установлено 28 таких обществ, возникших только в 1858—1864 гг. Но, видимо, их было больше (35—40). Этот факт, сам по себе знаменательный, свидетельствует о тяге к общественной деятельности подавляющей массы русских врачей.

Помимо профессионального общения - обмена опытом врачебной деятельности, взаимопомощи в овладении новыми достижениями науки, приобретении новейшей литературы, дорогих инструментов - общества врачей начали ставить перед собой широкие задачи изменения и улучшения медицинского обслуживания народа, прежде всего крестьянства. Это сказывалось в изучении статистических данных по губерниям о движении населения, заболеваемости и смертности, в медико-топографических описаниях местности, в борьбе с эпидемическими болезнями, в выработке лучших форм организации медицинского обслуживания.

Именно тогда родилась важная мысль о необходимости съездов губернских врачей — прообразе многих десятков последующих губернских и уездных съездов земских врачей. Вопрос был затянут царской администрацией и при подавлении революционного возбуждения в стране (1863 г.) решен отрицательно — съезды не были разрешены. Первый съезд открылся лишь в 1867 г.

Особое место среди медицинских обществ России занимает Общество русских врачей в память Н. И. Пирогова, известное под названием Пироговского общества (1885). Оно имело свой журнал, многочисленные филиалы в различных городах, каждые два года регулярно (помимо чрезвычайных) собирало съезды русских врачей, вошедшие в историю под названием Пироговских съездов. Деятельность общества достигла особого расцвета под руководством прогрессивной профессуры: Ф. Ф. Эрисмана, П. И. Дьяконова, А. А. Боброва, С. С. Корсакова, Г. Н. Габричевского.

Постепенно, начиная со второй половины XIX века (главным образом в конце его), в России начинают возникать научные общества специалистов.


Первый съезд российских терапевтов и создание Общества российских терапевтов

По воспоминаниям первого председателя совета Общества российских терапевтов проф. В.Д. Шервинского, идея организовать самостоятельные съезды российских терапевтов возникла среди членов секции внутренних болезней Пироговского съезда 8 января 1902 г. в перерыве между заседаниями. На том «историческом завтраке» присутствовало 26 терапевтов, в том числе Э.В. Готье-Дюфайе, А.П. Ланговой, В.Е. Предтеченский. В течение 1902 г. был разработан проект устава съездов, подписанный 61 врачом. Вместе с прошением об утверждении проект был подан в Министерство внутренних дел. Никто из организаторов не сомневался в скором получении благоприятного ответа, однако 13 мая 1904 г. был получен официальный отказ в проведении съезда, без указания чиновниками причины отказа.

Революционные события 1905 г. приостановили попытки организации съездов. Лишь 8 декабря 1908 г. на заседании Совета Московского терапевтического общества снова был поднят вопрос о необходимости организации и проведения терапевтических съездов. Несколько измененный проект устава был разослан медицинской общественности, а согласие быть учредителями съезда выразили уже 154 человека, среди них выдающиеся терапевты: Э.В. Готье, А.Б. Фохт, Д.Д. Плетнев, В.Е. Предтеченский, А.П. Ланговой, А.А. Кисель, М.П. Кончаловский.

Вновь было подано прошение, и 1 августа 1909 г. канцелярия МВД признала возможным созыв съезда с условием «чтобы разрабатываемые на съезде вопросы и доклады касались бы исключительно области терапевтики».

Из воспоминаний М.П. Кончаловского: «В организации этого съезда я деятельно помогал В.Д. Шервинскому и секретарю съезда – Г.А. Левенталь. Характерны для того времени бесконечные хлопоты о разрешении этого съезда... Даже когда съезд был разрешён, мне пришлось идти к генерал-губернатору, чтобы он разрешил вставить ещё доклад об аппендиците. Тяжёлое впечатление произвела на меня обстановка в его канцелярии, когда я два часа ожидал, пока вышел генерал и стал обходить просителей, и что-то невнятное буркнул, когда я изложил ему суть моего посещения. Всё время боялись крамолы».

Наконец, 19 декабря 1909 г. в здании Московского Императорского университета съезд был открыт. Председателем съезда избрали профессора В.Н. Сиротинина. Всего в работе съезда приняло участие около 330 человек, среди которых преобладали московские и петербургские врачи. На съезде прозвучало 56 докладов, был разработан и принят Устав Общества российских терапевтов, который в 1910 г. был зарегистрирован и внесен в реестр, а в 1911 г. опубликован.

Первое заседание съезда посвящалось сердечно-сосудистой патологии. Одним из наиболее значимых стал доклад В.П. Образцова "К симптоматологии и диагностике тромбоза венечных артерий сердца". Материалом для доклада послужили наблюдения В.П. Образцова и Н.Д. Стражеско, сделанные в 1899 - 1908 гг. над тремя больными, после смерти которых при аутопсии были установлены тромбоз венечных артерий и размягчение сердечной мышцы. В двух случаях В.П. Образцов поставил диагноз прижизненно, третьего больного (с диагнозом инфаркта миокарда, поставленным посмертно) наблюдал ассистент клиники Н.Д. Стражеско. К тому моменту ЭКГ и общепринятой клинической диагностики инфаркта миокарда не существовало, и диагноз был главным образом патологоанатомическим.

В докладе впервые было дано описание симптоматологии тромбоза венечных артерий сердца, сделавшее прижизненное распознавание инфаркта миокарда доступным в повседневной врачебной практике. Основными симптомами коронарного тромбоза были указаны: status anginosus (сильная, весьма продолжительная боль за грудиной с отдачей в шею, голову и левую руку, или эквивалент боли), status dyspnoeticus seu asthmaticus (ощущение недостатка воздуха или тяжелой одышки) и status gastralgicus (чувство тягостного и сильного давления в подложечной области и подпирания под сердце). Будучи первым в мировой медицинской литературе, сообщение сыграло важнейшую роль в развитии учения об инфаркте миокарда. Однако, по воспоминаниям М.П. Кончаловского, доклад тогда не произвел эффекта и остался незамеченным. Вероятно, вопрос оказался неожиданным и новым для делегатов съезда, поэтому прений по докладу не последовало.

Доклады физиолога проф. С.С. Юдина «Электрические процессы в сердечной мышце» и С.С. Стериопуло «Электрокардиограмма при пороках сердца» по материалам, полученным при работе в клинике проф. Крауса (Германия), были одними из первых в России работ, обративших внимание клиницистов на новый метод исследования сердца. Двумя годами позже, на III съезде, прозвучат знаменитые доклады В.Ф. Зеленина о клиническом использовании ЭКГ.

Одно из заседаний проходило совместно со съездом хирургов, что впоследствии стало традицией. Посвящалось оно проблемам язвы желудка. Доклады В.П. Образцова «К вопросу о патогенезе и лечении язвы желудка» и Г.Г. Вестфалена «О внутреннем лечении неосложненной круглой язвы желудка и его результатах» вызвали бурные прения, в которых участвовали: В.Д. Шервинский, Д.Д. Плетнев, С.И. Спасокукоцкий, В.П. Образцов и другие. Также прозвучали доклады участников съезда хирургов.

Большое внимание на съезде уделялось вопросам диагностики и лечения туберкулеза. Помимо обсуждения темы на заседании, участники съезда получили возможность посещения туберкулезных бараков, имеющихся при Старо-Екатерининской и Бахрушинской больницах. Большинство докладов было посвящено диагностическому и терапевтическому значению туберкулина (С.И. Златогоров, А.С. Мануйлов, А.И. Лапшин, Р.И. Гайкович, И.С. Валлерштейн). Затем выступил А.Н. Рубель, автор теории «функционального покоя» легких и «дыхательной компенсации», давшей теоретическое обоснование прежним эмпирическим приемам лечения туберкулеза в санаториях и на дому. Его доклады «Компенсированные и декомпенсированные формы хронической бугорчатки легких» и «План и задачи лечения легочно-бугорчатых больных в связи с теорией компенсации и функционального покоя» вызвали живой интерес аудитории и прения, в которых участвовали А.Я. Штернберг, Н.Ф. Чигаев и др.

На заседании, посвященном вопросам гастроэнтерологии, интерес представляли доклады С.С. Боткина «Маньчжурский тиф, его клиника и возбудитель» и М.П. Кончаловского «О клиническом значении новых физиологических данных желудочного пищеварения». Важный вклад в раннее распознавание рака желудка внес А.П. Браунштейн. В докладе «О раннем распознавании рака желудка» он впервые рассмотрел возможность рентгенодиагностики данной патологии. Все сообщения вызвали живой интерес и бурные прения.

Во многих докладах рассматривались новые направления и методы исследований, в том числе серодиагностика внутренних болезней (Л.Е. Голубинин), реакция Вассермана (М.О. Вихерт), методика подсчета лейкоцитов (Н.К. Горяев), рентгеноскопия (Л.Е. Голубинин и В.П. Лавровский, А.П. Браунштейн), ректороманоскопия (М.И. Певзнер).

На заседаниях 22 декабря звучали разнообразные доклады, в том числе И.Е. Майзеля «О терапевтическом значении спинномозгового прокола при менингитах» и К. Э. Вагнера «О лечении ожирения». Д.Д. Плетнев продемонстрировал больного с болезнью Адамса-Стокса.
На последнем заседании, посвященном организационным вопросам, были избраны члены совета общества, оргкомитетов и ревизионной комиссии, принят Устав Общества российских терапевтов.

Съезд прошёл очень удачно и стал родоначальником Общества российских терапевтов и череды российских (затем – всесоюзных и всероссийских) съездов терапевтов. Российские терапевтические съезды стали собираться ежегодно в рождественские каникулы. Каждый съезд всегда вызывал интерес и внимание медицинской общественности.

Труды I съезда российских терапевтов были опубликованы в 1910 г. под редакцией В.А. Воробьева и М.П. Кончаловского. Издание трудов обошлось в 964 р. 27 к., однако печатание объявлений различных медицинских фирм в качестве приложения к Трудам дало доход в 725 р. Труды были высланы всем участникам I съезда; 15 фирмам, разместившим свои объявления; в библиотеки Московского университета, Московского терапевтического и Московского студенческого обществ; в редакции медицинских журналов.

В межсъездный период Московский оргкомитет провел шесть заседаний, отчеты о которых были разосланы всем членам Общества.


Второй съезд российских терапевтов

II съезд российских терапевтов прошел в Санкт-Петербурге с 19 по 22 декабря 1910 г. В его работе приняло участие свыше 500 человек, из них 165 членов-учредителей. При съезде впервые была организована выставка, включавшая фармакотерапевтический, диагностический, научный и другие отделы.

Почетным председателем съезда избрали В.Д. Шервинского. Председателями заседаний были: В.Д. Шервинский, К.Э. Вагнер, В.П. Образцов, С.С. Зимницкий, Л.Е. Голубинин, Г.М. Малков, Ф.Г. Яновский, Г.Я. Гуревич, И.П. Игнатовский. Обсуждались следующие программные вопросы: «Неврозы кишечника», «Патогенез и лечение Базедовой болезни», «Дифференциальная диагностика между брюшным тифом и паратифами», «Диагностика болезней поджелудочной железы».

По программному вопросу «Неврозы кишечника» выступили П.С. Усов, Ф.Г. Яновский и А.Н. Буловенцов. Проблема вызвала оживленные прения, в которых участвовали Д.Д. Плетнев, Л.Е. Голубинин, В.П. Образцов, В.Д. Шервинский, М.И. Певзнер, И.М. Вольпе, Г.Ю. Явейн и другие участники съезда. Затем был заслушан доклад Р.Ю. Геровского «К вопросу о карциноме аппендикса».

На заседании, посвященном сердечно-сосудистой патологии, Г.Ю. Явейн продемонстрировал пациента с болезнью Адамса-Стокса. Прозвучавшие далее доклады Н.Г. Куковерова «К диагностике начального склероза аорты» и Э.А. Жебровского «К вопросу о функциональной диагностике сердца» вызвали оживленные прения. Также рассматривались вопросы аномалий при измерении давления по методу доктора Короткова (М.В. Яновский), брадикардии (Д.Д. Плетнев), влияния алкоголя на кровяное давление у неврастеников (Д.О. Крылов).

На традиционном совместном заседании с членами съезда российских хирургов обсуждался программный вопрос: «Патогенез и лечение базедовой болезни». С докладами выступили П.В. Троицкий, Н.А. Вельяминов, И.К. Спижарский, С.П. Томашевский.

По программному вопросу «Дифференциальная диагностика между брюшным тифом и паратифами» выступили С.И. Златогоров, Г.А. Смирнов, Г.Я. Гуревич. В прениях по вышеупомянутому вопросу участвовали И.В. Головинский, А.М. Левин, И.И. Шаповаленко, Ф.К. Гейслер, П.П. Корш, Я.В. Гейман. Далее с докладами выступили В.Е. Предтеченский - «Результаты собственных исследований по вопросу о возбудителе сыпного тифа», Г.Ф. Ланг - «Артериальное давление при холере и влияние на него обильных внутривенных вливаний», А.Н. Житков - «К вопросу о лечении азиатской холеры».

Обсуждение четвертого программного вопроса - «Диагностика болезней поджелудочной железы» - началось с докладов А.М. Левина, В.Ф. Орловского, А.С. Мануилова, В.Н. Михайлова, П.И. Зраницына. Последовавший далее доклад М.М. Волкова «Случай некроза поджелудочной железы» вызвал прения с участием Л.Е. Голубинина, И.М. Вольпе, А.М. Левина и других врачей. Завершилось заседание докладом В.П. Образцова «К распознаванию грыжи Treitz’a (Трейца)".

Также на съезде были рассмотрены вопросы диагностики и лечения сахарного диабета (Л.Е. Голубинин), Брайтовой болезни (М.М. Волков), гемолитических желтух (А.О. Игнатовский), симптоматологии и терапии язвы двенадцатиперстной кишки (М.И. Певзнер). Ю.Г Шютц доложил «О повышенной кислотности желудочного содержимого и ее диагностическом значении». Вопросы терапии крупозной пневмонии рассматривали С.С. Зимницкий и А.М. Левин. Доктор Голудзинский выступил с обращением о содействии созданию санатория для врачей в Крыму. Прозвучали доклады: А.Я. Штернберг - «К симптоматологии плеврита» и «Об отношении воспалительных образований кожи к туберкулину», Л.Р. Шернваль - «Термическое действие токов высокой частоты и напряжения», Н.В. Георгиевский - «Водолечение при бугорчатке легких», Н.М. Рудницкий - «Неврастения и туберкулез», М.Д. Гончаренко - «Ионно-электронная теория, и ее значение для теоретической и практической медицины». По большинству вопросов прений не было.

На этом же собрании рассматривалась возможность издания архива внутренней медицины при Обществе российских терапевтов. Предложение исходило от В.Д. Шервинского, Совет съезда его поддержал. Однако ввиду отсутствия средств постановили издавать архив без реферативной части. Решено было предпринять ряд мер для сбора финансов - установить дополнительный взнос в фонд архива не менее трех рублей с человека, первое время не выплачивая авторам гонорар и размещая в архиве рекламу медицинских фирм.


Третий съезд российских терапевтов

III съезд российских терапевтов состоялся в Москве с 19 по 22 декабря 1911 г. Оргкомитет работал под руководством проф. В.Д. Шервинского. Программные темы: «О роли надпочечников в патологии», «Неврозы сердца», «Патогенез, симптоматология и лечение энтероптоза» были подготовлены для совместного заседания с хирургическим обществом. На заседания по входным билетам были допущены сторонние слушатели. После утверждения регламента последовали выступления В.Д. Шервинского, Г.А. Макарова и С.В. Пуресева по первому программному вопросу - «О роли надпочечников в патологии». В прениях участвовали А.М. Левин, Г.Ю. Явейн, В.И. Молчанов, В.Д. Шервинский.

По второму программному вопросу - «Неврозы сердца» - с докладами выступили В.П. Образцов, Д.Д. Плетнев и Д.М. Горчаренко. Доклады вызвали оживленную дискуссию. В обсуждении сообщения Б.И. Словцова о действии Adonis vernalis на сердечно-сосудистую систему приняли участие В.Ф. Зеленин и М.В. Яновский. Также прозвучали сообщения Я.А. Глаубермана - «К методике определения вязкости крови», М.В. Яновского и Д. О. Крылова - «О застойных сосудистых явлениях». Особый интерес представляли доклады В.Ф. Зеленина: «Электрическая регистрация различных фаз сердечной деятельности» (совместно с A. Hoffman из Дюссельдорфа) и «Смысл и диагностическое значение токов действия сердца и функций сердца в электрокардиограмме». Работы В.Ф. Зеленина внесли существенный вклад в клиническую апробацию метода ЭКГ и разработку его теоретических основ. Впервые было введено представление о кардиограмме как об алгебраической сумме потенциалов левого и правого желудочков. В дальнейшем В.Ф. Зеленин сыграл особую роль как пропагандист метода, активно внедрявший его в практику.

На заседании, проходившем совместно со съездом хирургов, обсуждался программный вопрос «Патогенез, симптоматология и лечение энтероптоза». Выступили Л.Е. Голубинин, С.П. Федоров, А.Г. Радзиевский, А.П. Шведков и С.Ф. Дерюженский. Также прозвучали доклады В.Н. Розанова «Coecum mobile» и Г.Я. Гуревича «Об удлиненной и подвижной S-образной кривизне». Далее последовало обсуждение при участии Н.Н. Теребинского, В.Ф. Зеленина, Г.Ю. Явейна, В.П. Образцова и других.

Одно из заседаний было посвящено заболеваниям органов пищеварительной системы. Обсуждалась проблемы функциональной диагностики заболеваний поджелудочной железы (М.И. Лившиц), секреторных расстройств желудка (И.М. Вольпе), лечения заболеваний желудка промыванием (А. Н. Масловский и М.И. Лившиц).

Большое внимание уделялось новым в тот период методам рентгеноскопии и рентгенотерапии: «Терапия саркомы и лейкемии рентгеновскими лучами» (Я.М. Розенблат и И.Ф. Горбачев), «Рентгеноскопия как метод исследования пищеварительного тракта» (М.И. Певзнер, Г.Я. Гуревич, Я.М. Розенблат, С.П. Григорьев). Продолжением рентгенологической темы стали доклады, освещающие использование в медицине радия: А.Х. Репман «Радий, его физические, химические и терапевтические свойства» и А.П. Браунштейн «Значение эманации радия в терапии болезней обмена веществ». Утром 23 декабря А.П. Браунштейн пригласил всех желающих познакомиться с эманаторием в Ново-Екатерининской больнице.     На одном из заседаний был поднят вопрос контроля над радиоактивными препаратами («над банками с радиоактивной водой»). В результате обсуждения была принята резолюция в редакции В.Д. Шервинского: «В виду огромного количества выпускаемых на рынок предметов, предназначенных для лечения болезней, безусловно, необходимо учреждение особого компетентного ученого института, для подлежащего испытания этих лечебных предметов по отношению к содержанию в них действующих начал».

Проблемы курортологии рассматривались в докладах В.Ф. Подгурского - «Новые минеральные воды – Мацестинские источники», А.А. Предтеченского - «Курорты Сибири, озера Шира и Шунеть», М.С. Зернова - «О мерах по преобразованию Ессентукской группы курортов минеральных вод в современный мировой курорт». По последнему докладу прений не было, но предложение М.С. Зернова избрать комиссию для решения этой проблемы вызвало дискуссию ввиду того, что уже существовавшая в Минеральных Водах комиссия для научной разработки не дала никаких результатов. После прений было единогласно решено вопрос об избрании комиссии передать на рассмотрение Совету общества.

Также на съезде прозвучали доклады по пульмонологии и фтизиатрии: А.Я. Штернеберг - «О технике и показаниях к искусственному пневмотораксу», С.В. Левашов - «К вопросу о специфической терапии легочного туберкулеза», А.Н. Рубель - «Материалы о нарастании массы тела при лечении кумысом». Проблеме венерических заболеваний были посвящены доклады Ю.А. Финкельштейна, Я.Г. Шерешевского и В.А. Меркулова по этиологии и лечению сифилиса, совместные доклады Ю.А. Финкельштейна и Т.М. Гершуна по серологии и терапии гонококковых инфекций. По всем докладам заседания были прения. Кроме вышеперечисленного, П.И. Семенов продемонстрировал прибор для внутривенного вливания сальварсана.

На общем собрании членов съезда по поводу поднятого на II съезде вопроса об издании Архива внутренней медицины В.Д. Шервинский сообщил, что фонд архива на момент проведения III съезда составлял всего лишь 397 р. 87 к., и идею издания придется отложить до следующего съезда. Далее были оглашены результаты выборов должностных лиц Совета общества: председатель - В.Д. Шервинский, товарищ председателя - В.Н. Сиротинин, казначей - П.И. Елистратов, редактор - В.А. Воробьев, секретари - М.П. Кончаловский и Г.А. Левенталь. Что касается должностных лиц общества, то Московский оргкомитет был оставлен в прежнем составе, включающем 13 членов, а в дополнение к нему избран Киевский оргкомитет – в связи с решением проводить IV съезд в Киеве.

Подготовка к успешно прошедшему III съезду была чрезвычайно сложна в связи с рядом неблагоприятных обстоятельств. Потребовались многократные хлопоты, чтобы съезду были предоставлены помещения не только для проведения заседаний, но и для размещения выставки. Другая проблема заключалась в том, что разрешение от московского градоначальника на проведение III съезда российских терапевтов потребовало неожиданных и долгих хлопот, и было получено только накануне открытия съезда в 2 часа дня 18 декабря.

Несмотря на проблемы в подготовке, удалось организовать объединенную выставку съездов терапевтов и хирургов. В комиссии по устройству экспозиции состояли: от терапевтов – С.И. Чирвинский, В.В. Шишкин, А.Н. Серебренников; от хирургов – Н.И. Напалков и Н.Н. Теребинский. Подробный каталог выставки раздавался всем членам съездов. Выставка включала научный, диагностический и общетерапевтический, фармакотерапевтический, хирургический и санитарно-гигиенический отделы. Впервые на выставке появился патолого-анатомический отдел. Были выставлены препараты музея факультетской хирургической клиники Московского университета проф. И.К. Спижарного. Проф. Н.Ф. Мельников-Разведенков (Харьковский университет) представил богатую коллекцию редких патолого-анатомических препаратов, а его ассистент А.В. Говоров давал пояснения господам, осматривавшим экспозицию.

Богатой была культурная программа съезда. Московский Художественный театр подготовил выступление по произведениям А.П. Чехова, которые читали О.Л. Книппер, И.М. Москвин и другие артисты театра. В один из вечеров звучали арии из опер и романсы в исполнении Ш.М. Редера и С.В. Волгина. В честь совместного заседания терапевтического и хирургического съездов С.А. Кусевицким было устроено симфоническое утро для членов съездов и их семей с исполнением произведений Бетховена, Калинникова, Вагнера.

Завершился съезд выступлением профессора В.Н. Сиротинина. Председатель заседания отметил, что съезд прошел удачно, количество членов достигло 635, было заслушано 54 доклада, многие из которых представляли значительный интерес. Были выражены благодарности оргкомитету, Императорскому Московскому университету, Московскому Художественному театру, выставочному комитету, студентам-распорядителям и отдельным лицам.


Четвертый съезд российских терапевтов

IV съезд российских терапевтов проходил 20-23 декабря 1912 г. в Киеве в связи с невозможностью проведения съезда ни в Петербурге, ни в Москве. В Петербурге в марте этого же года проводился Пироговский съезд, а в Москве помпезно праздновалось 300-летие Дома Романовых.

Председателем организационного комитета был проф. В.П. Образцов. Председателем съезда избрали проф. М.В. Яновского, и в дальнейшем все заседания IV съезда проходили под его руководством. Было заслушано 39 докладов. Обсуждались программные вопросы: «Клиническое значение определения кровяного давления», «Функциональная диагностика почечных заболеваний», «О значении кумысолечения». При съезде также была открыта выставка, включавшая научный отдел, медицинские издания, отдел аппаратов и лекарственных средств и экспозицию зоологического музея Медицинского отделения при киевских Высших женских курсах.

По первому программному вопросу - «Клиническое значение определения кровяного давления» - выступили М.В. Яновский, В.Д. Шервинский, Ф.А. Удинцев, Н.Н. Вестенрик и Л.И. Усков. Тема вызвала оживленную дискуссию. М.М. Губергриц продемонстрировал «наиболее употребительные приборы для определения артериального давления». Проблемам сердечно-сосудистой патологии были посвящены доклады А.К. Зиверта - «О диастоле сердца», К.М. Руткевича - «Сравнительная оценка лекарственных средств у атеросклеротиков», С.И. Кобзаренко - «Проявление активной деятельности сосудистой стенки на пульсовой кривой».

По программному вопросу «Функциональная диагностика почечных заболеваний» выступили с докладами В.К. Линдеман, Ф.Г. Яновский, Н.А. Михайлов, М.О. Вихерт, С.И. Лиокумович, В.Н. Михайлов. Также были заслушаны доклады В.В. Овсянникова «К вопросу об азотемии при нефритах», С.И. Новачека «О влиянии хлористого натрия на почки и организм при нефритах», П.К. Файницкого «К вопросу о запасной силе почки».

Последний программный вопрос «О значении кумысолечения» вызвал такой интерес и неожиданное столпотворение, что Киевской городской управе пришлось принести извинения съезду в связи нехваткой мест в здании Думы. На заседании прозвучали доклады: А.Н. Рубель - «Новая точка зрения в вопросе о кумысолечении», Э.А. Жебровский - «Особенности и показания кумысолечения на северо-западе России», В.Я. Волкова-Рубель - (редкий случай женщины-докладчика) «Материалы к вопросу об изменении бактериальной флоры кишечника при кумысолечении», В.И. Скляров - «К вопросу о современном состоянии кумысолечения в Уфимской губернии и о мерах к его упорядочению». Доклады вызвали столь бурные прения, что окончание диспута перенесли на вечернее заседание. Вечером, по окончании прений, Ф.Г. Яновский предложил для упорядочения кумысолечения избрать комиссию, состав которой было поручено наметить Совету общества.

Также на съезде обсуждались проблемы лечения и диагностики туберкулеза легких (Г.М. Малков, А.П. Колесницкий), физиологии и патологии желудка и желчевыводящих путей (А.З. Былин, А.И. Игнатовский и Х.И. Моносзон), лечения подагры (П.Г. Мезерницкий, С.И. Кобзаренко и И.И. Иванов). Были заслушаны доклады Г.П. Хозроева «О значении азурофильной зернистости в лимфоцитах», В.Г. Лазарева «О парестезии стопы при меральгическом симптомокомплексе при возвратном тифе», Ф.А. Гинзбурга «Вакцина Габричевского, как средство борьбы с эпидемией скарлатины» и другие.

Общее собрание съезда началось с отчета председателя Совета общества В.Д. Шервинского о деятельности совета за межсъездный период. На указанное время Совет имел шесть задач, главной из которых было издание трудов съезда. Для редактирования были приглашены: В.А. Воробьев, М.П. Кончаловский, Г.А. Левенталь, К.П. Руска, В.В. Шишкин. Труды были изданы тиражом 900 экземпляров. Резолюции о необходимости создания ученой комиссии для изучения фармацевтических средств передана в медицинский Совет; избрана комиссия по упорядочению дела на Кавказских минеральных водах в состав, которой вошли М.С.Зернов, А.И. Игнатовский, П.И. Елистратов. Издание архива внутренней медицины не было осуществлено из-за недостатка средств. Произведен подсчет записок, по результату которого были выбраны члены ревизионной комиссии в Киеве, кандидаты в Совет общества и в Петербургский оргкомитет.

В завершение председатель съезда выступил с речью, в которой отметил, что прошедший съезд был наиболее многолюдным, «оживленным в прениях» и более успешным, чем предыдущий. Однако, за исключением заседания, посвященного кумысолечению, судя по протоколам, съезд прошел в очень сдержанной атмосфере, и количество докладов было меньше обычного.


Пятый съезд российских терапевтов

Последний предвоенный V съезд российских терапевтов был проведен в Санкт-Петербурге с 16 по 20 декабря 1913 г. Съезд был открыт председателем организационного комитета В.Н. Сиротининым. Председателем съезда избрали проф. Ф.Г. Яновского. Заседания проходили под руководством Ф.Г. Яновского, В.Н. Сиротинина, В.Д. Шервинского, О.А. Игнатовского, П.С. Усова. Количество зарегистрированных участников съезда приблизилось к 500 человек. Прозвучало 47 докладов, в том числе по программным вопросам: «Патогенез и клиника желтух», «Патогенез, клиника и лечение хлороза», «Раннее распознавание рака желудка и его лечение» (для общего заседания с хирургами).

Далее по программному вопросу «Патогенез и клиника желтух» выступили В.А. Воробьев, А.О. Игнатовский, Е.Е. Фромгольд, А.А. Кисель («Эпидемическая желтуха у детей»). Доклады вызвали оживленные прения.Главной темой заседания, совместного с членами XIII съезда российских хирургов, стала проблема ранней диагностики и лечения рака желудка. Доклады сделали Г.Г. Вестфален, С.М. Поггенполь, И.П. Алексинский, М.И. Неменов, М.И. Певзнер, А.Я. Цитронблат, С.И. Спасокукоцкий, И.И. Греков, В.И. Ледомский, А.И. Мещанинов. Чрезвычайно оживленную дискуссию вызвал уникальный доклад С.Ф. Дерюжинского «Итоги 17-летней борьбы с помощью операций при раке желудка в Московской Голицынской больнице с 1896 г. по 1913 г. с включением краткого описания им самим перенесенной резекции желудка, пораженного раком».

По программному вопросу «Патогенез, клиника и лечение хлороза» с докладами выступили: Г.П. Хосроев «О клинических формах и терапии прогрессивной пернициозной пневмонии», А.К. Предтеченко «О значении небольших повторных кровотечений для лечения тяжелых анемий», М.Я. Брейтман «Связь хлороза с желудочно-кишечными отравлениями».

Темы докладов на съезде отличались чрезвычайным разнообразием. Проблемы пульмонологии рассматривались в докладах А.Я. Штернберга «О результатах применения искусственного пневмоторакса», «К вопросу о хирургическом лечении легочного туберкулеза», «К вопросу о новых исканиях в области активной иммунизации при туберкулезе» и «О диагностике локализации легочных кровотечений». Болезням почек посвящались доклады В.Д. Аитова «К вопросу о значении задержки мочевины в крови нефритиков для диагноза и прогноза» и П.Г. Мезерницкого «Эманация радия при почечных камнях». Также прозвучали доклады: Д.Д. Плетнев - «К вопросу об острых струмитах», В.В. Виноградов - «К вопросу о происхождении кровяных пластинок», А.А. Губарь - «К вопросу о присутствии сосудосуживающих веществ в кровяной сыворотке», Е.С. Беловидов - «О застойных явлениях в сосудах», М.М. Губергриц - «Сердечные галопы и электрокардиография». Большой интерес собравшиеся проявили к докладу Г.Ф. Говорова «К вопросу о происхождении атипической температурной кривой при брюшном тифе». Оживленное обсуждение вызвали доклады: Г.Д. Нифантова «Влияние смазывания гваяколом на течение серозных плевритов и перитонитов», М.П. Михайлова «К вопросу о клиническом значении отхаркивающих веществ», А.В. Самолевского «К вопросу о стрептотрихозе дыхательных путей у человека» и А.Б. Кревера «Пневмококковая эпидемия в Санкт-Петербурге и септическая форма ее».

На общем собрании под председательством В.Д. Шервинского участники съезда поздравили доцента Дерптского университета Карла Константиновича Дегио с 30-летием его научной и преподавательской деятельности. В благодарственной речи К.К. Дегио отметил: «…30 лет назад… была блестящая эра русской медицины, представителями которой являлись Боткин, Эйхвальд, Раухфус; у последнего я состоял ассистентом при детской больнице Принца Ольденбургского… Если в то время наша наука была представлена более замкнутой деятельностью единичных выдающихся ученых, то теперь она нашла себе дальнейшее развитие и разработку в больших медицинских обществах… за этот истекший срок по отдельным отраслям ею достигнуты блестящие результаты».

В очередной раз был поднят вопрос о необходимости издания архива, однако многие члены общества, в том числе М.В. Яновский и Г.Я. Гуревич, выступили за создание периодического медицинского журнала, обеспечивающего связь с русским медицинским миром и донесение до читателей последних медицинских новостей. В связи с тем, что периодическое издание требовало больших расходов (даже в случае обязательной подписки на него членов общества), собрание постановило отложить решение данного вопроса до будущего съезда, поручив Совету приготовить сметы того и другого изданий.


Шестой съезд российских терапевтов

Летом 1914 г. разразилась германская война. Москва была далеким тылом, и в ней начали открывать госпитали и лазареты. Многие врачи были призваны в действующую армию, другие без отдыха работали в тыловых госпиталях. О проведении очередного съезда не могло быть и речи. Постепенно война приняла позиционный характер. С третьего года начались ощутимые экономические затруднения и параллельно с ними - волнения и беспорядки. По воспоминаниям М.П. Кончаловского, убийство Распутина послужило сигналом к общему возбуждению, звучали антиправительственные речи, опять пошла волна забастовок, появились очереди за хлебом, погромы магазинов. В этой накаленной атмосфере в декабре 1916 г. все-таки состоялся очередной VI Терапевтический съезд, посвящённый военному травматизму. Съезд проходил в Москве c 16 по 19 декабря 1916 г. Большинство докладов основывалось на данных, полученных во время военных действий на Западном фронте в период с 1914 по 1916 гг.

Большое внимание на съезде было уделено проблеме инфекционных заболеваний. Прозвучали доклады Н.М. Кулагина, В.В. Станчинского и Е.И. Марциновского о роли насекомых (мух и вшей) в распространении инфекционных болезней. П.К. Файницкий, Саватеев и К. Кржишковский сообщили данные по заболеваемости сыпным тифом. «Об особенностях течения и осложнений тифозных заболеваний в 1915 и 1916 гг.» доложил М.К. Киреев, доклад о клинических формах паратифа сделал Е.И. Столкинд (Лондон). Вопросы кишечных инфекций рассматривали: А.А. Кисель - «Эпидемическая желтуха в настоящую войну»; В.А. Поздняков - «Холера в Москве 1915 г.»; Л.А. Тарасевич, Л.И. Полев, Винокуров и Д.Г. Оруджиев - в докладах, посвященных диагностике и вакцинопрофилактике брюшного тифа; Борхард, М.Я. Брейтман и О.Г. Биргер - в докладах о лечении дизентерии. Клинике, диагностике и лечению малярии были посвящены доклады В.В. Рахманова и Е.И. Марциновского. К.К. Дегио сообщил «О случаях так называемой окопной лихорадки».

Абсолютно новой на съезде была тема отравления «удушливыми газами», возникшая в связи с активным использованием боевых отравляющих веществ на полях сражений. В докладах рассматривались симптомы отравления и борьба с ними (А.И. Игнатовский, В.Н. Болдырев, Д.В. Никитин); влияние газов на состав крови (И.С. Ключарев), на дыхательный аппарат (Ф.А. Андреев), на нервно-психическое состояние (М.Л. Серейский), возможность лечения внутривенным вливанием кислорода (В.Н. Вальцов).

Проблему цинги, ранее также не обсуждавшуюся на терапевтических съездах, затронули в своих докладах А.М. Левин - «Этиология цинги», Л.Я. Шевцов - «К вопросу о цинге» и Ф.О. Гаусман - «Что может дать исследование крови для выяснения этиологии цинги».

На большей части заседаний звучали темы, связанные с военной медициной, в том числе: профилактика и лечение столбняка (В.А. Юревич, Л.А. Тарасевич, В.А. Самгин и А.Н. Краевский); этиология, клиника, патогенез и лечение контузий (Т.Е. Сегалов, В.Н. Хорошко); травматический невроз (П.П. Тутышкин, А.А. Сухов, Г.Л. Гуревич). Также позвучали доклады И.С. Магата - «Материалы к изучению действия кровоостанавливающих средств при кровотечении внутренних органов» и И.Д. Дейча - «О влиянии искусственной «комбинированной» гиперемии на некоторые затяжные воспалительные процессы в организме».

Несмотря на военное время, одновременно проходил Съезд хирургов и рентгенологов, и оба съезда традиционно провели совместное заседание. Его главной темой были огнестрельные повреждения органов груди, их рентгенодиагностика и лечение. Прозвучали доклады А.П. Лангового, Н.М. Кудрявцева, Левицкого, Е.Я. Фишензона, В.М. Минца, А.В. Айзенштейна, Ф.И. Протопопова, В.М. Святухина, А.М. Заблудовского и других врачей.

Помимо военной тематики, на съезде рассматривались и общетерапевтические вопросы: радио-рентгенотерапия опухолей (Г.Г. Гамбаров), рентгенодиагностика бронхопневмонии в раннем возрасте (доктор Юдт), туберкулез легких (А.Н. Рубель, А.С. Мануйлов), грязелечение при поражениях нервной системы (А.М. Гринштейн). Прозвучал доклады: С.С. Усольцева - «Зависимость между отношением зубцов электрокардиограммы и величиною правого и левого сердца», И.А. Утевского - «К вопросу о патогенезе одышки», Л.Р. Кевера - «К этиологии суставного ревматизма», Е.Я. Столкинда - «К клинике заболеваний аорты сифилитического происхождения», А.В. Соболева - «О клиническом симптомокомплексе при гипертонии блуждающего нерва». Также В.М. Родионов сообщил о состоянии фармацевтической промышленности в России, С.С. Усольцев - о получении и испытании русского аналога препарата "Salvarsan (Феррейн) – Benzarsan".

Позже, выступая на открытии VII съезда, В.Д. Шервинский отметил, что «несмотря на то, что предыдущий съезд происходил в очень тяжелое время европейской войны, он все же удался; …было представлено 72 доклада, и съезд прошел если не оживленно, чего и нельзя было ожидать при том угнетении состояния духа, в котором все находились под влиянием ужасов войны, то, во всяком случае, он прошел серьезно». Издать труды VI съезда не удалось в связи с событиями 1917 г.

Начиная с 1918 г., по воспоминаниям В.Д. Шервинского, члены оргкомитета Совета Общества российских терапевтов ежегодно собирались и обсуждали вопрос об организации следующего VII съезда, планировавшегося в Петрограде. Однако «о какой-нибудь мирной культурной работе в то время не могло быть и речи» и организовать съезд не представлялось возможным вплоть до 1922 года.


Внеочередной съезд

В 1922 г., по окончании Гражданской войны, встал вопрос о возрождении Общества терапевтов. Инициаторами созыва были члены организационного комитета совета Общества российских терапевтов и правление Петроградского общества терапевтов имени С.П. Боткина. Внеочередной съезд прошел в 1922г. в Петрограде.

Из воспоминаний М.П. Кончаловского: «Осенью 1922 года Ленинградское Терапевтическое Общество им. Боткина берёт на себя инициативу и созывает в Ленинграде терапевтический съезд, одновременно с хирургическим. Съезды не собирали с 1917 г. Я с П.Д. Солововым решил поехать на этот съезд, хотя поехало народу мало: ещё боялись неустройства и трудных бытовых условий. Однако съезд этот замечательно удался. Ленинград был почти брошенный город, с очень малым населением, нарушенным транспортом, но всё же он был по-прежнему величав своей монументальной красотой, проспектами, садами и массой воды. Мы устроились втроём с Солововым и Елистратовым в старой гостинице на Б. Морской очень уютно. Председателем Организационной Комиссии был знаменитый терапевт, старик Нечаев, а его заместителем молодой профессор Г.Ф. Ланг. Мне была оказана большая честь – я был избран Председателем этого съезда. Для меня это было совершенно неожиданно. Правда, делегатов было немного, и я пошёл на это место, может быть, потому, что многие видные терапевты не могли поехать. Во всяком случае, я был очень польщён, и при открытии съезда посвятил несколько тёплых слов памяти Боткина. Съезд прошёл очень удачно. Несмотря на пережитые тяжёлые годы и блокаду, русская клиника показала, что она существует и может развиваться и расти самостоятельно. Особенное впечатление произвели работы школы Кравкова с изолированными органами  под олигодинамическим действием лекарств, работы по периферическому сердцу и по язве желудка. … Съезд этот, хотя и без номера, вошёл в историю, как правильная инициатива Ленинградского Общества, он, этот съезд, показал, что русская клиническая наука самостоятельна и продолжает жить, несмотря на все невзгоды и препятствия тяжёлого времени».

На съезде присутствовало 517 делегатов. Из них 410 человек из Петрограда, 25 человек из Москвы, все остальные города были представлены 82 делегатами. Членами президиума были избраны Г.Ф. Ланг, Н.Д. Стражеско, Д.О. Крылов, А.М. Левин и другие видные врачи. Обсуждалась программная тема, касающаяся патологии, анатомии и клиники сосудистой системы. Темой соединенного с хирургами заседания стала «Круглая язва желудка». Значительное место заняли организационные вопросы.

Съезд показал что, несмотря на шестилетнее отсутствие у советских врачей-терапевтов возможности обсуждения научных вопросов - как с зарубежными коллегами, так и с соотечественниками, чтения специальной иностранной литературы, медицина в России продолжала развиваться. Ярким примером этой самостоятельности стали лаборатории И.П. Павлова и Н.П. Кравкова. В области клиники много оригинального было сделано по проблемам клиники и эпидемиологии сыпного тифа и осложнений возвратного тифа. По желудочной патологии была разработана методика применения тонкого зонда.

Программной темой внеочередного съезда были патология, анатомия и клиника сосудистой системы. Вопрос, несмотря на сложное время, был представлен всесторонне и интересно. Профессор В.Н. Шевкуненко со своей школой в серии докладов показал значение изучения анатомии для клинициста. В докладах по патологии сосудистой системы была ярко очерчена инфильтрационная теория атеросклероза с его мензенхимальной локализацией. Особое внимание привлекли к себе опыты академика Н.П. Кравкова с изолированными органами. Он образно рассказывал о сердце студента, умершего от дизентерии, пришедшем в движение при орошении раствором Рингера-Локка; об изолированных пальцах, выделявших пот под влиянием пилокарпина, пальцах с растущими ногтями... Этот биологический метод позволил установить, в частности, фазы действия ядов на изолированные органы. При этом выявилось «парафармакологическое», как называл его сам Н.П. Кравков, действие на органы неопределимо малых количеств веществ. Автор объяснял это влиянием продуктов распада молекулы и ее электрической энергией. Также методика Кравкова дала возможность длительного наблюдения за сосудистой реакцией и показала возможность самостоятельного сокращения сосудов.

На съезде определилось тесное взаимодействие между внутренней медициной и хирургией. Программной темой традиционного соединенного с хирургами заседания стала круглая язва желудка. Вопрос рассматривался не только с точки зрения показаний к оперативному лечению, но и изучения генеза язв. Было показано, что язва желудка - не просто местное поражение, а своего рода диатез. Впоследствии это мнение получило подтверждение на Западе, и язва желудка стала называться язвенной болезнью.

Также на съезде было принято решение об организации Всесоюзного научного медицинского общества терапевтов, обсуждались вопросы борьбы с социальными и инфекционными болезнями и перспективы развития медицинской науки. Как отметил впоследствии В. Д. Шервинский, количество докладов на съезде, их серьезное научное значение, оживленные прения указывали на то, что съезд был созван своевременно, и попытка возродить деятельность общества и очередные съезды оказалась успешной. Терапевтическому обществу имени Боткина даже удалось издать труды внеочередного съезда.


Седьмой съезд российских терапевтов

VII съезд российских терапевтов прошел в Москве с 3 по 8 мая 1924 г. Заседания съезда проходили в аудиторном корпусе II МГУ на Девичьем поле. Всего было зарегистрировано 965 платных членов, из них - 640 московских и 325 иногородних. Бесплатных билетов было роздано 250, в том числе студентам-медикам пятого курса I и II МГУ, ММИ, врачам-экстернам.

Съезд открыл председатель оргкомитета проф. В.Д. Шервинский. В своей речи он сообщил о трудностях, с которыми столкнулся оргкомитет Совета общества в попытках организовать очередной съезд в послереволюционные годы. Выразил благодарность Петроградскому терапевтическому обществу им. Боткина, созвавшему в 1922 г. внеочередной съезд российских терапевтов. В заключение В.Д. Шервинский упомянул членов общества, умерших за прошедшие семь лет. В их числе были В.П. Образцов, А.А. Нечаев, Н.С. Кишкин, Г.А. Левенталь, В.Е. Предтеченский, С.И. Чирвинский, Э.В. Готье, Г.Ю. Явейн и многие другие. Съезд почтил их память траурным вставанием.

Далее последовали выборы президиума съезда. Председателем был единогласно избран Н.Я. Чистович (Ленинград). В своем вступительном слове он отметил особую важность съезда в связи с научными и нравственными задачами, стоящими перед ним. Нравственная задача, по мнению профессора, заключалась в «подъеме энергии», которую должны были вынести участники съезда. «Эта последняя задача особенно важна ввиду тяжелого времени, переживаемого медицинской семьей… клиники постепенно падают, разрушаются, лаборатории обнищали и средств к восстановлению гибнущих научных учреждений пока нет… Отсюда естественно уныние, отсюда мысль, не переживем ли мы окончательную гибель русской культуры».

Первой программной темой было современное учение о воспалительных и дегенеративных процессах в почках. С программными докладами выступили Д.О. Крылов и Г.Ф. Ланг. Далее прозвучали доклады: Я. Шпирт - «Клиника артериосклероза почек», С.С. Вайль - «О липидном обмене в эпителии межуточной ткани почек», Н.А. Скульский - «О морфологии капилляров, капиллярном давлении и его соотношении к артериальному и венозному при  нефропатиях», М.И. Вихерт, С.А. Поспелов - «К физиологии мочеобразования» и «Изменение химического состава органов при отравлении почечными ядами», М.М. Кутырин - «К вопросу о функциональной диагностике почек» и другие.

Программная тема - «Об отеке» - была представлена всего лишь тремя докладами: Н.Н. Аничков изложил учение об отеке, доклад В.Н. Топарской посвящался водно-солевому обмену у человека, доклад А.И. Яроцкого – лечению отеков при нефритах. Далее на заседании были заслушаны доклады о результатах оперативного лечения хололитиаза (С.П. Федоров) и о роли Lamblia intestinalis в патогенезе заболеваний желчных путей (А.А. Кузнецов), об использовании дуоденального зонда для обследования желчных путей (Н.А. Вальдман и М.П. Багдатьян). Рассматривались вопросы этиологии цирроза печени и диагностика заболеваний селезенки (А.М. Левин). Ряд докладов был посвящен проблемам гастроэнтерологии: физиологии желудка (С.И. Ключарев), обследованию (Я.Г. Диллон, А.А. Сельцовский, С.С. Зимницкий), лечению (В.Н. Виноградов с соавт., А.И. Яроцкий, Л.О. Гуревич).

Основным докладчиком по программной теме «Протеинотерапия» был С.С. Стериопуло. Вместе с содокладчиками - Б.Н. Глориозовым, Г.И. Майоровым, И.Н. Покровским, М.А. Чудаковой и Г.Ф. Вагнером - он сделал восемь докладов о парентеральном введении молока при различных заболеваниях и его влиянии на состав крови. В продолжение темы с докладами выступили А.И Песков, П.Ф. Тимофеев, Н.М. Паверин, Э.А. Шпекторовская. Обсуждались результаты лактотерапии гонорейных заболеваний, цинги, язвы желудка и двенадцатиперстной кишки, влияние парентерального введения молока на характеристики крови, способы приготовления молока для лечебных целей. З.И. Малкин и А.С. Соловцова в своих выступлениях обратились к вопросам теоретического обоснования протеинотерапии.

Особый интерес собравшихся вызвал программный вопрос «Конституция». Помимо докладчика Ф.А. Андреева («Основы конституции») и содокладчика Н.А. Кабанова («Нормальная и патологическая конституция») по названной теме выступили: М.В. Черноруцкий с соавторами - «Учение о конституции и клиника внутренних болезней» и «К методике клинического конституционального исследования», М.И. Лифшин - «Генотипы, фенотипы» и «О генуинных внутрибрюшных сращениях», А.Е. Цепляева - «Грудная клетка и конституция», А.И. Яроцкий - «Устойчивость человеческого организма к туберкулезу». Вторая часть заседания посвящалась проблемам серодиагностики (А М. Гришин и И.М. Жданов, А.И. Тагунова) и лечения (Ф.М. Ротштейн, Г.Е. Платонов) туберкулеза.

Большое внимание уделялось на съезде вопросам диагностики и лечения заболеваний сердечно-сосудистой системы. Проблеме кровяного давления был посвящены доклады: П.Н. Николаев - «О дифференциации гипертоний», Н.А. Толубеев - «Дальнейшие наблюдения над возомоторной нервной системой при гипертонических состояниях», А.А. Миллер - «Клиническое определение напряжения артериальной стенки и его значение», А.Ф. Тур - «Плетизмографические наблюдения над сердечными и сосудистыми больными», Е.Л. Киселев - «Кровяное давление у больных с пороком сердца». Также рассматривались вопросы электрокардиографии (А.А. Юдин), функциональной диагностики сердца (О.П. Григорова), действия сердечных гликозидов (М.Е. Мандельштам, Д.Д. Плетнев), клиники и патогенеза пароксизмальной тахикардии (Д.Ф. Шабашов). Отдельно обсуждались вопросы холестеринемии и билирубинемии, их роль в заболеваниях сердца (А.А. Мясников, М.И. Вихерт и А.И. Русяева-Опарина, А.С. Зайцева, М.С. Вовси).

Ряд докладов был посвящен проблемам эндокринологии: Е.Е. Фромгольдт (с соавторами) - «Клинические наблюдения над инсулином», М.И. Елиазаров - «Наблюдения над сахаром крови», Е.И. Цукрштейн - «Ацетонэмия и ацетонурия», В.Д. Шервинский - «К вопросу о клиническом значении эндокринных органов», Н.А. Кабанов - «Роль эндокринных желез во взаимоотношениях организма с внешней средой», И.А. Бродский - «О лечении Базедовой болезни», И.М. Рыбаков - «Патолого-гистологические данные к вопросу об изменении надпочечников при заболевании почек» и другие.

Традиционное заседание совместно с XVI Хирургическим съездом прошло утром 4 мая. По программному вопросу «Хирургия легких» с докладами выступили И.И. Греков  «К хирургии абсцессов и гангрены легких» и М.П. Кончаловский  «Симптоматология легочных нагноений и показания к хирургическому их лечению». Хирургии абсцессов и гангрены легких были посвящены доклады М.Б. Фабриканта и А.А. Опокина; гнойным заболеваниям легких – доклады Г.Ф. Петрашевской, А.Д. Прокина и С.В. Пуресова; рентгенодиагностике –   сообщения Н.М. Кудрявецкой и А.А. Цетлин; хирургическому лечению туберкулеза – доклады М.М. Дитерихс и Я.А. Бродского.

Одно из заседаний прошло совместно с Рентгенологическим съездом. Обсуждалась тема «Новейшие методы создания контрастов с рентгенологической целью». За восемь дней работы съезда всего было заслушано 127 докладов.

При съезде была организована выставка, в которой прияли участие Институт органо-терапевтических препаратов НКЗ (Народного комиссариата здравоохранения), Государственное издательство РСФСР, Издательство А. Френкеля, Издательство «Вопросы Труда», Фарматрест, Патолого-анатомический Институт 1-го МГУ, Редакция Казанского медицинского журнала.

Не была забыта и культурная программа: во время съезда по ходатайству бюро оргкомитета из некоторых московских театров были получены льготные билеты.

На VII съезде было решено впредь именовать съезды терапевтов всесоюзными, что и было проведено в жизнь, начиная с VIII съезда.